Тел.: +7 (499) 344-09-45
             +7 (925) 506-52-04
Вт. - Вс. с 12 до 19 часов
Пн. - выходной

Фарфор из девяти долин - Кутани

23 апреля, 2014
 

                               Фарфор из Девяти долин – Кутани.

 

    Любовью с первого взгляда можно назвать мою встречу с японским фарфором из мастерских Кутани. До переезда в Японию предметы искусства с далеких островов казались недосягаемыми. Изысканное и мудрое японское искусство может существовать только в музейных стенах или в пределах немногочисленных выставок. Неужели возможно обладать такой красотой? Смотреть на нее каждый день? Держать в руках? И когда в одном из антикварных магазинов Киото я увидела небольшую тарелку с прекрасной росписью, то поняла, что эта вещь – моя. Она ждала именно меня, ждала долго и терпеливо. Теперь мне кажется, будто это я сижу, как та маленькая девочка с тарелки, перед мудрым сэнсэем. Он учит меня видеть и чувствовать Японию, понимать ее душу через материальные вещи. В японском языке словом «моно», которое можно перевести как «вещь», обозначаются не только неодушевленные предметы, но и одушевленные явления мира и все живые существа. Отношение японцев к вещам отличается от нашего чисто утилитарного тем, что они видят душу каждого предмета, независимо от его стоимости. Прежде чем купить, например, чайную чашку-тяван или плошку-ован для супа мисо, японец обязательно возьмет ее в руки, повертит, попробует насколько она подходит ему, какие чувства рождает в его душе. И это не игра – он действительно чувствует «моно-но-аварэ» чашки. Ее тихое очарование, откликающееся на беззвучный голос человеческих чувств. Так и я узнала очарование фарфора Кутани и стала находить его среди прочих, не менее интересных и ценных предметов Имари или Сацума.

 

Название Кутани переводится как «девять долин», потому что место, где находилась деревня действительно представляет собой девять долин, зажатых горами. Сейчас Кутани стала частью города Кага в префектуре Исикава,  расположенной на севере острова Хонсю, на побережье Японского моря. Когда-то этот домен принадлежал могущественному и богатому клану Маэда, состоявшему в родстве с самим сегуном . Глава семьи - Тосихару Маэда занимался очень важными для Японии морскими перевозками, а также владел золотоносным прииском в горах Яманака. Именно наличие кварцевого туфа, спутника золота, способствовало развитию фарфорового производства в Кутани. Использование кварца для производства фарфора Кутани связано с именем алхимика Гото Сэйдзиро, который ранее был направлен в местечко Арита, чтобы досконально изучить технологию фарфорового производства. Арита в префектуре Сага, что расположена на острове Кюсю, уже славилась изготовлением одноименного фарфора. По  возвращении, примерно между 1655-1657 годами, он строит первую печь-ноборигама, позволявшую регулировать температуру обжига. Так в Кутани начинают выпускать собственный фарфор. Ранние образцы мастерских Кутани сейчас принято называть Ко-Кутани, или Старый Кутани. Для них характерно использование пяти основных эмалевых пигментов( стиль го-сай, или пять цветов): кобальта, коричневатого фиолетового, желтого, зеленого и красного. Исключением служать вещи, выделяемые в специальную группу Аотэ, которые расписывались только зеленым и желтым. Основными мотивами Ко-Кутани служили изображения животных, цветов, пейзажа, а также геометрическими узорами, в основном, синевато-зеленого цвета, по стилю напоминавшими китайские образцы поздней Минь. Но по неизвестной причине около 1725 года производство фарфора Кутани прекратилось и будет восстановлено только в 1807 году. Для этого из столичного Киото был приглашен известный мастер Мокубей Аоки, начавший работать с печью Касугаяма. Однако, будучи настоящим художником, Мокубей стал выпускать свой собственный фарфор, что привело к конфликту с владельцем печи Касугаяма. Последний был заинтересован в развитии местного производства и последующей продаже изделий больше, чем в создании отдельных высокохудожественных образцов. Обычная история, в результате которой разочаровавшийся Мокубей вернулся в Киото. Но его видение и чувство фарфора не пропало втуне, а было воспринято другими керамистами, один за другим открывавшими в Кутани свои собственные печи. Новый, а вернее, восстановленный фарфор получил название Сейко-Кутани, или Новый Кутани.  Всего насчитывается шесть различных стилей Сейко-Кутани, но я не буду перечислять их все в рамках небольшой статьи. Квинтэссенцией стиля Кутани по праву считается Сёдза, или сайсики кинрандэ (роспись по золотой парче). Стиль назван по имени мастера Сёдза,  ставшего керамистом в 11 лет, а в 26 открывшего свою собственную мастерскую. Уникальной особенностью его производства стало использование импортных эмалевых красок, позволивших обогатить палитру полутонами различных цветов. Сайсики кинрандэ – это изысканное сочетание позолоты и изящной росписи цветными эмалями. Именно стиль Сёдза (сами японцы могут использовать именно это название взамен Кутани) можно по праву считать визитной карточкой Кутани. Предметы этого стиля начинают экспортироваться и завоевывать европейские рынки наряду с уже известными Арита (Имари) и Сацума. В 1873 году Кутани с успехом экспонируется на Международной Выставке в Вене, после которой цены на него повышаются, а спрос среди коллекционеров растет. Сам мастер Сёдза скончался в 1883 году, оставив после себя более 300 учеников! Так скромная мастерская трансформировалась в настоящую фарфоровую индустрию, где  почитается не только традиция мастера, но  приветствуются эксперименты и уважается самостоятельность мастеров.

Я же представляю вам фарфор Кутани, изготовленный непосредственно учениками мастера Сёдза, поскольку все вещи-моно сделаны в конце эпохи Мэйдзи (1868-1912). Из-за изысканности колорита, выверенности композиции и изящества рисунка, фарфор Кутани является настоящим произведением искусства, братом (или сестрой) живописи. При этом надо учитывать, что изображение размещается не на плоскости, а умело вписано в вогнутую поверхность, что значительно усложняет задачу мастера.

Надеюсь, что и вы, читатели и коллекционеры, тоже ощутите «моно-но кокоро» - душу старинных вещей, связывающих нас со всеми, кто с ними соприкасался.

 

 Ирина Сакауэ.


Корзина пуста